Человек, которому все нравится в этом мире

Павел Гридин

Писать о Павле Гридине — бессменном капитане кемеровских (да и не только кемеровских) дураков, предводителе нудистов, профессиональном туристе, талантливом организаторе и просто веселом и очень добром человеке — занятие неблагодарное. Он может читать о себе, не выходя из дома, недели две. Ровно столько у него скопилось газетных вырезок. И это далеко не полная коллекция. Спору нет, другой давно бы почивал на лаврах и попивал коньячок, вспоминая былые годы. Но паша «почивать» не собирается еще по крайней мере лет двадцать.Первоначально наш разговор должен был крутиться около нудистской темы. Но… О ней уже было сказано и написано немало. А материал получился о Паше, о суперразностороннем человеке.

…Как только я зашла, Павел по-быстренькому усадил меня на диван и, «пока он бегает по неотложным делам», предложил посмотреть видеопленку со «слета дураков» позапрошлого года. Постепенно комната наполнялась людьми, мы познакомились и уже вместе надрывали животики над ловлей яиц трусами и прыгающими «паровозиками» из молодежи с камнями… В плавках. Периодически хозяин забегал к нам, здоровался с друзьями («друзья» — любимое Пашино слово) и вновь убегал, — распоряжаться, укладываться, клеить катамаран. В конце концов, в минуту относительного затишья, Павел обосновался на стуле и стал… Нет, не отвечать, а просто рассказывать о себе.

Как оказалось, с самого детства маленький Паша Гридин «ничем не отличался от других детей», просто его «всегда куда-то тянуло». Тяга эта выражалась в том, что он перепробовав все технические и спортивные кружки (плюс театральную студию и балет), остановился на туризме. И «заболел» им. Потом Паша много лет проработает «туристом» (или, как это тогда называлось, педагогом дополнительного образования) на областной станции туристов под руководством Владимира Яковлевича Северного. Водил группы и детей, и взрослых, по горам и по воде. Проводил семинары, дорос до кандидата в мастера спорта.

Пора бы и в мастера, но сгорел дом. А с ним — все. И документы, и более 3 тысяч слайдов на туристско-хохмаческую тематику, и деньги, наконец. Но друзья не забыли своего неугомонного заводилу — помогли кто чем смог. Благодаря им, Паша смог выстроить замечательный домик в центре города — на Искитимской набережной. «Дом для друзей» — постоянно повторяет Паша.

И, действительно, дом словно создан для дружеской кампании, смеха — просторный, но в то же время уютный. «Мечтаю доделать вторую половину, — делится хозяин, — там будет зал для друзей с камином. А самое главное — достроить баню. На двадцать помывочных мест», — смеется он.

Кроме дома, очень гордится Паша и своими фотографиями — теми, что успел сделать уже после пожара. Часть из них объединена в фотовыставку «амазонки», которая в недалеком будущем откроется в Кемерово. Карточки эти паша привозил из разных походов и сплавов. Когда рассматриваешь их — понимаешь, что человек не враг, а часть природы, безыскусная и прекрасная в своей простоте. На фото — прекрасные девушки. На траве, в бурлящем потоке, на фоне заката, на снегу. Мгновения пойманы удивительно точно, отчего все кажется великолепным.

А путь Паши, как фотографа, начинается всего лишь с фотокорра в политеховской газете. Затем в академии культуры. Но главное — божий дар, хотя обучение тоже свою роль сыграло. «Родители сами приводят своих девчонок, просят ходить с ними в походы, чтобы на подвально-подъездный путь не скатились… Фотомодели приходят… Ну, им, конечно, фотографии важнее, хотя и походы получаются незабываемые», — вспоминает Павел. Да и группа у него осталась с тех пор, как туризмом занимался. Им сейчас лет по 25, многие семейные с детишками, но — выбираются вместе куда-нибудь. В общем, скучать не приходится.

— Расскажи про слет дураков, — прошу я.

Ну, уж на этот вопрос у Паши всегда ответ готов — интересовались уж больно многие.

— В 1989 году мы пошли в лыжный поход на Саяны, — начал Паша. — Вел нас Рафаил Рарибович Сайдуллин, чудесный человек. Походы бывают разные: чисто спортивные (утаптывают лыжами километры снега, бегут из точки «а» в точку «б», стараются, покоряют вершины). Есть походы смешные. Не походы, а хохма: собирутся комики все, и — туши свет! а Рафаил собрал как раз самых «хохмачистых». Просто все дураки собрались в одной куче. Даже прозвище у каждого было свое: дурак, дурило, дуротопочка… Мы сели не в тот поезд, покорили не ту вершину, прошли не те перевалы, короче, про таких дураков можно рассказывать вечно.

Шли годы и этот микропоход превращался в молодежное течение. А последний (лето`2000) слет, Паша провел… Высоко в горах за междуреченском.

— Я сказал тогда, — вспоимнает он, — сюда припрутся одни дураки! и пришло очень много людей. На лыжах, пешком. Ну, там уж точно, все было абсолютно «по-дурацки»: в горы был поднят генератор на 220 вольт, аппаратура, сооружена сцена. Встряхнули все горы. На следующий год, — обещает Паша, — наверное сделаем слет в Кемерово. Но нужен спонсор.

Будем надеяться, что спонсор этот материал прочтет и денег Паше даст, иначе следующим летом все будет умно и скучно. Хотя с Гридиным скучно не будет никогда — это поняли и кемеровские нудисты, люди, по Пашиным словам, все до одного вежливые и культурные. Чтоб добавить веселья в свою чересчур вежливую и невыносимо культурную жизнь, они Пашу нашли и попросили чего-нибудь «погорячее». И — пожалуйста — 2 года назад Паша организовывает первый фестиваль нудистов.

«Прорыв, товарищи!» — кричали тогда кемеровские газеты. Да и вправду, Америку мы догнали, свой Палм-Спрингс себе завели. Но вокруг Палм-Стрингса бравые секьюрити околачиваются, как бы там кто чего у Мела Гибсона или Джулии Робертс не увидел. «У нас такого нет, — убежденно заявляет Гридин, — инцидентов в нашей практике не случалось. Атмосфера там особая, а тупые туда и не ходят».

Я бы могла еще немного написать о Паше (притом, что я знаю его совсем немного). О том, что он умеет играть на многих музыкальных инструментах, о том, что в его доме бывали гостями прославленные барды Александр Городницкий, и Леонид Сергеев, и Ирина Орищенко.

О том, что Паша знает 1000 разных историй и умеет великолепно их рассказывать… Но самое главное, он умеет правильно расставлять в жизни акценты. «Жизнь проходит быстро, проходит сейчас, — замечает этот удивительный человек, — и если все будут гнаться и рваться, чтобы иметь золотую люстру в сортире, то, кроме этой люстры ничего в жизни не увидят.

«Жизнь — не черновик, и переписать ее набело нам никто не даст».

Марина Танкова,

студентка КемГУ

Добавить комментарий