Солнце обнаженных

Одинокий, красивый и безлюдный остров был избран местом проведения фестиваля нудистов. И все, обозначенное в объявлении, призывающем на пару дней объединиться всем поклонникам отдыхать натуральным образом, подтвердилось.

Действительно красивый полуостров среди стариц Томи, действительно безлюдный в тридцати километрах от Кемерова.

К месту встречи я подъехал ровно в 10 утра и испытал легкое разочарование — желающих было или стать нудистами оказалось немного, в итоге выехала из города колонна из десяти машин и микроавтобуса. Общим счетом чуть больше пятидесяти человек, примерно 0,01 процента от населения города, такая статистика подсказывает оценивать кемеровский нудизм или как революционное явление, либо как некую аномалию. Хотя, может быть, это и есть норма, дело все ж таки интимное и массовости не терпит.

Перешеек полуострова с утра был перегорожен веревкой с флажками, а после нашего приезда здесь встал белый «форд» с охранниками. И это успокаивало, по крайней мере, никто похабно не крикнет из кустов. А первое объявление по микрофону было категоричным: распивать крепкие спиртные напитки запрещается, все нетрезвые будут удалены с острова немедленно и отправлены в город пешком.

Но волнение оставалось, через полтора часа наступит время «Ч», когда все обитатели острова должны либо остаться в чем мама родила, либо покинуть территорию. Вот какие строгости, и это при том, что вход на фестиваль платный: 100 рублей с мужчины и 50 с дамы. Кстати, несмотря на ценовое неравенство, мужчин оказалось чуть больше.

Терзаемый сомнениями, что не смогу соответствовать моменту, я спросил девчат, гуляющих пока в купальниках. Студентка биофака и туристка Оля, сражающая наповал жизнерадостностью синих глаз, сказала, что нудисткой стала год назад во время первого фестиваля, но понятия не имеет, как пройдет обряд посвящения. А ее подружка Света, приехавшая в гости из Барнаула, волновалась насчет обряда не меньше меня. Но все оказалось просто.

Когда сильная половина острова закончила устанавливать палатки, президент фестиваля Паша Гридин пригласил всех собраться к поднятию флага. Как и все натуральное, флаг оказался незамысловатым, несущим вечные символы: солнце, воздух и вода.

» Друзья, я приветствую вас и поздравляю с открытием второго фестиваля, » говорил Павел Александрович, бородатый мастер спорта по туризму, последние годы руководящий женскими группами, и потому чудак. Но, с другой стороны, он гендиректор фирм радиосвязи и недвижимости, что свидетельствует о прагматичности.

Говорил, волнуясь: » Мы с вами убеждены, что солнце, свежий воздух и живая вода » лучшее из созданного природой. Человечество долго одевалось, пока поняло, что лучше следовать природе. Вы все прочитали, что у вас написано на оборотной стороне билета, и я лучше не скажу. Нудисты, натуристы собираются по всему миру, мы не одиноки, во всем мире мы считаем, что тело человека прекрасно и каждая его часть одинаково достойна внимания и уважения, и это есть истинное целомудрие.»

Народ восторженно закричал, захлопал, и, передохнув, Паша хитро улыбнулся и зявил: «А теперь проведем посвящение в нудисты. Обряд очень прост. Слушайте меня внимательно. Мы собрались отдаться свежему воздуху и природе вообще, мы считаем ненужной сковывающую нас одежду. Давайте освободимся от нее.

Итак, сначала снимаем верхнюю часть одежды. Вот так! Ласковое солнце принимает нас в свои объятия. А теперь снимаем нижнюю часть туалета. Давайте все дружно победно покрутим над головой этими несчастными клочками материи, жалкими тряпочками, рабами которых мы были!»

Остров огласили традиционные в моменты воодушевления национального духа «Ура!» и «Долой!».

И нельзя сказать, что действовал быстро, но оказалось, что вдруг обнаружил себя среди всех победно махающим жалкими остатками над головой. Переход в новое качество (как это мне удалось?!) совершенно не зацепился в сознании, очевидно, из-за полуобморочного состояния: и раздеться страшно, и одетым оставаться стыдно.

Умиротворенный Паша призвал всех позагорать, покупаться, обещая позже призвать желающих поразвлекаться разными играми. И пошли они, солнцем палимы, на острове просто некуда было спрятать глаза, всюду взгляд упирался в обнаженные тела, местами незагоревшие. Наверное, неловко в первые минуты себя чувствовал не только я, потому что большинство дружно побежало в воду.

Но были и такие, что вовсе не торопились, как Альберт.

Естественно, что 62-летний марафонец, врач-мануальщик, участник ансамблей танца, народной песни и секции аэробики выделялся среди молодого населения острова.

— Зови меня как все — Альбертом. Как нудист я молодой, всего три года как с ребятами познакомился, но как марафонец уже со стажем тридцать лет. Мне здесь нравится, хорошие ребята, веселые, а я сам непоседа, хочешь, фотографии покажу?

Конечно, я согласился, думая, что посижу укромно на покрывале, полистаю альбом, заодно и привыкну к необычному обнаженному миру.

Все оказалось наоборот. Это не Альберт, а какой-то электромагнит, он притащил не только три альбома, но и еще два десятка любопытных. Так и прошли эти замечательные двадцать минут, каких у меня в жизни не было — попробуйте посидеть в кольце обступивших вас нудистов. Ведь глаз поднять невозможно!

Вообще город у нас маленький, но, к своему удивлению, никого кроме президента Паши и фотокора Сергея я раньше не знал, очевидно, разные у нас жизненные дороги с поклонниками природы. С другой стороны, обычный социальный набор: хирург Леша, милиционер Виталя, аквалангист Андрей-Мустафа, «новый русский» Олег с громадным золотым крестом на толстенной цепи. И девушки-женщины не из ряда вон: студентки, домохозяйки, деловые дамы. Некоторые были семьями.

Вскоре обморочное состояние прошло, и я с удовольствием растянулся незагорелой серединой под солнцем, лениво наблюдая азартные игры, развернувшиеся на полянке. Игры обыкновенные, приколы тоже, большей частью из туристского багажа да из арсенала «слета дураков», что Паша Гридин проводил на другом берегу Томи десять лет подряд. И поставил точку.

— Понимаешь, когда мы начали слеты, собиралось тридцать-пятьдесят человек, ну нормально может быть две сотни «дураков» в одном месте. А когда собирается более тысячи, то это уже трудноуправляемо, да и с финансами сложно, спонсоров мало.

Вот я и решил завершить историю «слета дураков» на пике популярности. А нудисты разыскали меня года три назад, просили помочь организовать что-то, но я все отнекивался, а потом как-то загорелся, вот мы и собрались. Я прочитал памятку американских натуристов и полностью разделяю их веру в чистые идеалы нудизма.

Сегодня к нам тоже относятся разделяю их веру в чистые идеалы нудизма. Сегодня к нам тоже относятся по-разному, но мне глубоко «фиолетово» в данном случае негативное общественное мнение. Да, так и норовят укорить, усмехнуться — «ходите голожопые», — но это же от ограниченности человека. Я для себя давно вывел: живи правильно, говори правду, и все у тебя будет нормально в жизни. А ведь обнаженное тело, считай, родня истине. И ведь никто равнодушно к этой теме не относится. Весело надо жить. Я когда устроил выставку наших фотографий на фестивале авторской песни на Алтае, то у моих стендов мужики плакали, а жены их оттаскивали.

Снимки наших обнаженных девчонок в горах — народ рвал у меня негативы, предлагали календари издавать. Я тебе скажу, что мне родители приводят шестнадцатилетних девчонок в туристские группы, хотя знают, что мы нудисты, что в баню ходим вместе. Людей это не смущает, они видят, что у нас есть настоящее. Вот тебе социально-значимый факт: двух девчат мы от наркомании отвлекли, забрав с собой в горы.

…Покинув Пашу, я брел у кромки воды, испытывая, что мне уже глубоко «фиолетово» от собственной обнаженности. Легкость какая-то, словно перешагнул на другую ступеньку свободы, которая не мешает жить другим. Девчата визжали и фотографировались. Я подошел к степенным женщинам и попросил сфотографироваться вместе на память. Муж одной из них кивнул благосклонно.

Натали впервые сняла верхнюю часть купальника в Германии, там никто на это не обращает внимания: «Знаешь, это только в Сибири, наверное, сложно. У нас холодно, мы долго раздеваемся и не успеваем согреться, может быть». Ну, описывать волейбол нудистов и дискотеку не буду. Все как у людей, только оживленней…

Одевался я нехотя, но с чувством глубокого удовлетворения: рабская прикованность к одеждам осталась в прошлом.

Сергей ЯБЛОНСКИЙ,

журналист.

Добавить комментарий