Остаться в живых?

Павел Гридин

В начале августа самый известный в Кузбассе путешественник, обладатель почетных званий “Нудист №1” и “Главный Дурак” Павел Гридин во время путешествия на паруснике по Обскому водохранилищу потерпел самое настоящее кораблекрушение. Волею судьбы корреспондент газеты “МК в Кузбассе” находилась на борту тонущего судна…

Павла Гридина можно смело назвать личностью легендарной. Этот человек — основатель популярных мероп риятий в нашей области, таких, как Слет дураков, Фестиваль нудистов. Кроме того, он неповторимый популяризатор бардовской песни, а также один из самых известных путешественников в нашем крае — более двадцати лет профессионально занимается туризмом. Многие также знают, что летом Павел, как правило, отправляется странствовать по Горному Алтаю, сплавляется по горным рекам и прочее. На сей раз Павел Гридин запланировал своего рода “рафтинг” по Обскому водохранилищу. И в экспедиции (трое девушек и двое мужчин), которая превратилась в очень опасное, но яркое приключение, довелось поучаствовать и мне.
Приключения начались еще в дороге. По пути в Новосибирск наш удобный микроавтобус сломался. Потому пришлось возвращаться назад и искать другой транспорт. Но Павел не унывал: “Да что вы! Приключение только начинается!” — говорил он нам. И оказался прав…

“Титаник” наяву?

Единственное, что удивляет меня теперь, это необыкновенно возбужденное состояние у всех нас в этот день. Мы были особенно веселы и расслабленны.

Итак, на следующий день после прибытия в Боровое (это был конечный пункт нашего автомобильного путешествия) Павел Гридин смонтировал наш мини-парусник под неизвестно кем придуманным названием “Титаник” — именно это слово было написано черным маркером на одном из бортов нашего судна. Мы вышли в море, держа курс на один из островов, который находился километрах в пятнадцати от нашего берега. Погода была достаточно теплой, Павел взял в руки гитару, и под зажигательные песни при славном ветерке наш парусник плавно двигался по лучезарной морской поверхности. Километров через шесть нас застал противный мелкий и достаточно продолжительный дождик, который заставил всех изрядно померзнуть. Настроение упало и было одно лишь желание — добраться побыстрей до берега и погреться у костра. И вдруг случилось то, о чем теперь я вспоминаю с ужасом. Наш парусник, набрав много воды в один из трюмов, вдруг начал резко крениться на бок, от чего воды в нем оказалось еще больше — мы стали тонуть в открытом море. Весь ужас случившегося я ощутила тогда, когда члены моей команды стали падать за борт. Павел Гридин, который за двадцать лет никогда не сталкивался с подобным, был в шоке. Держась на борту, он тщетно пытался спасти наиболее ценные вещи. Все, что было на палубе, — коврики, обувь, полотенца — мгновенно унесло в море, но вещи, которые лежали в трюмах, еще могли быть спасены, хотя я тогда не видела в этом смысла. В моих руках было зажато полотенце, которое служило мне одеялом на судне, я вцепилась в него мертвой хваткой, словно оно могло меня спасти, и вместе с ним упала за борт. Первые минут семь я была в состоянии шока, помню только, что мне было безумно страшно оттого, что наши вещи уплывают и пропадают безвозвратно. Мне невольно казалось, что нас скоро постигнет такая же участь. А положение и вправду было безвыходным: трюмы все больше и больше наполнялись водой, а плыть было некуда, нас окружало бесконечное море… В воде мы пробыли, наверное, минут сорок, я не чувствовала ни холода, ни усталости (хотя на палубе я замерзала). Теперь я смутно припоминаю фрагменты нашего крушения. Помню, что волнами всю нашу команду отнесло в разные стороны и мы были довольно далеко друг от друга — это нагоняло еще больший страх. Катя (никогда ранее не ходившая в походы) стала безмолвно в воде терять сознание, ей на выручку бросился Кирилл (наш шофер), который чуть не погиб от этого, потому что она с неожиданной силой вцепилась в его майку и едва не утопила. Наташа (девушка, закаленная походными трудностями), сохраняя хладнокровие, пыталась спасти наши сумки…

Не знаю, что было бы с нами, если бы не моторная лодка, водитель которой чудом услышал наши крики (она проплывала достаточно далеко). Нас с посиневшими губами и дрожащими руками погрузили на борт и доставили на ближайший остров, который с виду не обещал быть обитаемым…

У Ивана Степановича…

На острове мы оказались почти раздетые (в мокрых топиках, шортах и без обуви). К нашему огромнейшему счастью остров оказался обитаемым. Здесь мы познакомились с удивительным человеком — Иваном Степановичем. Он каждое лето приезжает на остров и живет один вдалеке от цивилизации наедине с природой. Благодаря здоровому питанию (выращенному урожаю, пойманной рыбе) он в свои 74 года выглядит не старше 50-ти.

Его жилище составляет крошечный домик, кухня (столик, костер под навесом) и просторная палатка для гостей вроде нас. Кроме него на острове оказались трое военных, которые проходят здесь службу (занимаются строительством). Парни сразу же одели нас в свои кители, отвели к костру и напоили горячим кофе. Иван Степанович тоже принял участие в нашей судьбе: он достал водку и сказал, что это единственное средство, которое может спасти нас от переохлаждения… Эту ночь теперь я вспоминаю с огромным восторгом, чего только не было тогда: и песни под баян, и ночные купания в море, и бесконечные разговоры… Утром благодаря моторке Ивана Степановича наш парусник был поднят со дна, спасены некоторые вещи. Надо сказать, что мне повезло меньше всего. Море поглотило навсегда всю мою теплую одежду и документы (паспорт и медицинский полис). Удалось спасти только маленький пакетик с летней одеждой, а на улице, как назло, было весьма прохладно. Прожив на острове еще два дня, мы на лодке Ивана Степановича были благополучно доставлены на берег.

Думаю, что в происшедшем виноваты все мы. Я и девчонки ленились вычерпывать воду из трюмов, Павел не отнесся серьезно к начинавшемуся шторму. В момент крушения оказалось, что на палубе нет никаких спасательных средств (спасжилетов, кругов).

Зато удалось убедиться в справедливости пословицы: “Друзья познаются в беде”.

А Павел Гридин, несмотря на многочисленные потери (пропавшая дорогая фото- и видеотехника, утонувшая гитара, сломанный парус и пр.) собирается в следующем году совершить новое путешествие на своем паруснике. “Путешествие по морю на парусном судне — один из самых интересных видов туризма, я плаваю уже более 20-ти лет, и это крушение не помешает мне нарушить давнюю традицию”, — говорит он.

Если Павел пригласит меня с собой в новое путешествие, я соглашусь не раздумывая…

Лена Гузева,

«МК в Кузбассе» №32

Добавить комментарий