Газета «Капитал» №6

Сегодня мы решили сделать небольшое отступление от своей традиции задавать вопросы на тему, заданную на обложке номера, поскольку никак не могли обойти стороной замечательный праздник этой недели — день Святого Валентина. Соответственно, и вопросы в нынешнем “Капитал-клубе” — о любви.

1. Вспомните, пожалуйста, свою первую любовь (если это, конечно, не запретная тема).

2. Согласны ли вы с тем, что первый опыт детской влюбленности — это почти всегда только репетиция настоящего чувства, практически никогда не доходящая до крепкого брака?

3. Часты ли, по-вашему, ситуации, когда у супругов после нескольких лет совместной жизни любовь трансформируется в некий двусторонний договор о мирном сосуществовании?

Сергей Михайлович НИКИТЕНКО, генеральный директор Кузбасского регионального агентства поддержки малого и среднего бизнеса:

1. Это было в пятом классе. Конечно, девочка была моей одноклассницей, она была очень красивой и бойкой. Я думаю, что это было серьезное проявление любви. Самое первое, что мы делали — это носили ее портфель (тот, кому она доверяла его понести — и был “избранником”). Высшей наградой было донести портфель от школы до дома. И добрая половина пацанов в классе добивалась этой награды. А закончилось все весьма прозаично: ее родители переехали в другой город, и она у нас больше не училась.

2. Любовь в 15-17 лет и в зрелом возрасте имеет разную направленность. Детская — спонтанная, чисто эмоциональная (я, например, помню, что еще в школе собирался жениться, и даже не думал о том, где придется жить). Недаром же существует множество анекдотов на тему “Маша с Ваней решили пожениться”. И это делается, как правило, на полном серьезе, но — на уровне абсолютно платонической эмоции и, конечно, не может перерасти в настоящую любовь и в заключение брака по той причине, что эмоции в любом случае раньше или позже исчезнут, но человек, тем не менее, останется еще незрелым. Я думаю, что нельзя сохранить такой высокий накал, допустим, с 4-го по 10-й классы. Это просто невозможно, потому что в таком случае человек просто иссякнет физически. И, наверное, для человека этот эмоциональный всплеск — как закалка для металла. Первая такая закалка — эмоциональное потрясение — девочка уехала в другой город, поиск какой-то замены, выплеск эмоций. Второе потрясение — девочка из класса не ответила взаимностью — это вообще трагедия для многих школьников (и некоторые из-за этого заканчивают самоубийством). И тот, кто уже прошел подобную закалку, уже подготовленным встречает настоящую первую любовь, — она тоже может быть с огромными эмоциональными всплесками, вплоть до попыток лишения себя жизни (но это, как правило, бывает как раз с людьми неподготовленными). Но, в любом случае, это уже осознанный выбор.

3. При нашем образе жизни в России такие ситуации довольно часты. Окружающая обстановка накладывает отпечаток на семейную жизнь. Например, раньше шахтер и металлург (я сам по образованию шахтер) были у нас очень уважаемыми людьми, и дети гордились, если у них отцы были шахтерами или металлургами, а теперь совершенно наоборот. Теперь многие шахтеры остались без работы, доход в таких семьях обеспечивают женщины, мужчины стали как бы ведомыми и чаще всего теряются в подобной ситуации, потому что даже внутренне уже не чувствуют себя главами семей. Естественно, что такая обстановка не благоприятствует развитию высоких чувств. А если взять западную модель семьи, то очень часто там вступают в брак по расчету и обязательно при этом заключают договор, предусматривающий материальные и другие интересы сторон. И людям это нравится. Они ограничивают некоторые свои права, берут на себя определенные обязанности. Нужно, с одной стороны, продумывать свои действия, а с другой — можно достаточно свободно выплескивать свои эмоции. Это достаточно цивилизованная форма узаконенных отношений. Думаю, что и у нас она может принести пользу — поскольку полезно любое новшество, которое приносит обоюдную пользу и не вредит обществу в целом. У нас с женой заключен обычный “советский” брак, мы постоянно общаемся, находим общий язык, сообща ищем решение каких-то проблем. Было у нас и желание обвенчаться, но это очень серьезный шаг — соединение душ при венчании в церкви. И когда мы думали каждый о своей душе, то понимали, что пока еще не готовы к такому шагу. Но детей мы окрестили.

Александр Валентинович АСЛАНИДИ, исполнительный директор Центра независимой журналистики Кузбасса:

1. Это было после 8-го класса, и, как у всех нормальных людей, сохранилось в памяти. Первое сумасшествие, как его можно охарактеризовать, было достаточно коротким — одно лето. Гуляли всю ночь, глядели на звезды… Потом она уехала, а я еще долго с ней переписывался. Вот и все.

2. Да, это расхожее мнение, и с ним можно согласиться. У большинства людей это так. Это опыт, период осмысления. Как раз неприспособленность молодого человека к жизни, плохое ощущение реальных условий, отсутствие реального знания людей, общая неготовность к жизни в реальных условиях и обуславливают то, что все прочитанное, увиденное человеком сталкивается с жизнью, и человек приобретает опыт. Человек руководствуется собственным опытом, собственными знаниями, а не тем опытом, который нажит историей. История нас учит в основном тому, что ничему не учит.

3. Нет. Какие люди, такая и любовь. В основе этого простой инстинкт, но воспитанный человек, обогащенный знаниями, обустраивает свою жизнь в соответствии далеко не только с инстинктами. Способность мыслить, отличающая нас от животных, окрашивает это простое чувство, и оно становится намного богаче. Чем богаче и душевнее человек, тем богаче и его чувства. Мне кажется, что сколько человек в любви отдает, столько и получает. Ну, а если он действительно думает о своей “второй половине”, пытается предугадать развитие той или иной ситуации, — то он явно опирается на знания, которые уже имел. Как и разная любовь, так и итог бывает разный через несколько лет.

Павел Александрович ГРИДИН, директор компании “Росси”:

1. Я влюбился в свою нынешнюю жену, тогда Рукавишникову Ирину Сергеевну. Мы прекрасно продружили года полтора-два, потом поженились, у нас двое хороших детей. Ухаживал я за своей женой, как обычно в 80-е годы, — цветы дарил, куда-то мы вместе выбирались — на дачи разные, на турбазы, вместе в походы ходили — в горы, на Байкал. Вместе с компанией в кино ходили, в театр она меня водила — мужчины самостоятельно вообще в театр редко ходят, а она меня вроде как к культуре приобщала. Я даже специально не выбирал “подходящей ситуации”, чтобы сделать ей предложение, — все происходило как-то само собой. Видно, что люди живут вместе, друг без друга — никуда. И я просто предложил зарегистрироваться, потому что тогда так было положено.

2. Однозначно, это “репетирует” человека, чтобы он был готов к дальнейшей жизни.

3. Конечно, часто — наверное, в 80% случаев. Любовь — это временное явление, как “болезнь организма”, по словам моей тещи. А потом, в принципе, люди просто негласно заключают между собой договор. Да, мы готовы помогать друг другу во всем, чтобы все было хорошо, решать какие-то проблемы. Но всю жизнь любить и быть на пределе чувств человек не может. Я считаю, что со временем любовь перерастает в дружеские чувства. Если сравнить человека лет в 20 и через 20 лет после женитьбы или замужества, — конечно, он будет очень разным. Он переходит на другой этап, на другой уровень, что ли. И, прожив много лет вместе, люди чаще всего испытывают уважение друг к другу. И когда люди действительно друг друга любят, я думаю, что им не до брачного контракта — ведь они полагают, что все будет нормально, а когда заключается контракт, деловое соглашение, — тогда вряд ли можно говорить о безоглядной любви.

Александра Георгиевна КОЛЕСНИК, генеральный директор ЗАО “Система Чибис”:

1. У меня первая любовь была в 16 лет — совершенно ужасная и безответная. Я этого мальчика очень любила, бегала за ним, буквально не давала ему прохода, а он не обращал не меня никакого внимания.

2. То, что первая любовь не заканчивается браком, — это политика. Потому что у людей, как пани Моника говорила, для любви не только среда, но и воскресенье тоже. С годами люди просто меняются. В детстве они одни, к 30 годам они совершенно другие. И потому, как бы люди ни притирались друг к другу, это все равно другая жизнь, они все равно ищут свою “половину”. Если любовь первая, то человек, как правило, не становится твоей “половиной”.

3. Конечно, да. Но я думаю, что договор о мирном сосуществовании можно заключить только с человеком, который тебе приятен. Я не верю в то, что люди, прожив мвесте 30 лет, могут сохранить свои чувства — хотя бы по той причине, что сами они становятся другими. Отношения становятся либо добрыми, соседскими, либо семья распадается. Может быть, и есть несколько пар на всю планету, которые и через 40 лет совместной жизни сумели пронести свое чувство в том виде, в каком оно было в начале, но я не думаю, что такая любовь может быть. Просто люди за долгие годы вместе переживают многие неприятности, что их сближает, а с другой стороны, свою роль играет и смирение — лучше это, чем что-то другое.

Татьяна Георгиевна ТИХОНОВА, генеральный директор компании “Аргус”:

1. Первая любовь, как, наверное, и у каждого, была еще в детстве, Мальчики ухаживали за девочками, оказывали “знаки внимания” — толкались на горке, дергали за косички. Это было по-детски романтично и трогательно. Самые мои прекрасные воспоминания — когда я на 8 марта получила в подарок большого и пушистого зайца — тогда это было достаточно большой редкостью. И этот заяц еще долго кочевал со мной по разным городам.

2. Я не согласна с этим. По крайней мере, я знаю людей, у которых первая влюбленность привела к прочному брачному союзу. Это очень индивидуально и у каждого по-разному.

3. Наверное, это была не любовь, если она смогла трансформироваться в договор о мирном сосуществовании. Значит, за любовь приняли какие-то другие чувства — может, посто время подошло, может быть, “вдохновил” опыт друзей… Я полагаю, что настоящая любовь со временем не может превратиться просто в договор.

Вопросы задавала Анна ЧУГИНА

Добавить комментарий