Выходные. Версия Евгения Ковалевского.

С момента моего последнего дневника прощло 4 дня. За это время произошли следующие события.

Пятница 2 декабря начиналась вдохновенно. Мы ожидали с минуту на минуту выезда в аэропорт за карго и мозолили глаза Джону, перемещаясь перед его столом в его офисе. Юра и Женя вплыли в интернет, Паша полез на гору. Каждые полчаса Джон объяснял мне и Кулику, что Перси, таможенный брокер уже в банке, с минуты на минуту он получит письмо из банка, затем заверит его в таможне, и мы поедем в аэропорт получать груз. Мы с Куликом беззастенчиво теребили Джона, он деликатно объяснял одно и то же — маврикийские службы работают медленно, а большинство — очень медленно.К трём часам дня надежда на получение груза испарилась. Джон объявил, что Перси письмо не получил, в субботу банк не работает, ждём до понедельника.

Расстроенные очередным откладыванием результата, мы решили познакомиться с островом.
Павел Гридин сделал нам подарок и за свой счёт нанял миниавтобус, который и подошёл к 9 утра в субботу к резным воротам нашей ночлежки.

Небольшое отступление о железных воротах и человеческих судьбах. Вход в ночлежку всегда наглух закрыт витиеватыми железными воротами, ключ от которых находится у привратника. Привратник, молодой креол 20 лет, круглосуточно сидит в роскошном кресле с внутренней стороны ворот и слушает музыку через наушники. Он никого не видит и не слышит, так как помимо наличия полноценных наушников у левой ножки кресла безотказно наличествует литровая бутылка королевского рома, которая никогда не иссякает. Иногда привратник устаёт и исчезает в неизвестном направлении. Пару раз я отыскивал его релаксирующим на втором этаже ночлежки за лестницей, гораздо чаще никто и нигде не может его отыскать. Постепенно мы привыкли к ситуациям, когда кто-либо из команды зависал по ту или другую сторону от ворот (когда ворота закрыты, невозможно ни войти, не выйти) на неопределённое время. Наконец мы изъяли у хозяина ночлежки китайца Клиффорда дубликат ключа от ворот — проблема упростилась, но сохранилась! Продолжаем работать над этим — ищем мастерскую, чтобы сделать дубликаты для всех членов команды.

Каждое утро когда в начале седьмого мы выбегаем с Женей Ташкиным на пробежку, обнаруживаем в приворотном кресле стареющее тело молодого креола, чёрное то ли от африканского наследия, то ли от королевского рома, и сами открываем ворота, так как привратник попасть в ключевое отверстие амбарного замка традиционно не в состоянии.

Итак суббота, 9 утра — минивэн мчит нас на юг в местечко Гранд Бэссин. Справа рыжие горы контрастируют с вечнозелёными пальмами и бесстыдной голубизной Маврикийского неба, заботливо подвёрнутого низковисящими облаками. Проезжаем мимо необычного в форме горизонтально висящего над землёй огромного яйца здания. Его имя — «цезарио». Это строящийся то ли банк, то ли подобное заведение. Смотрится гармонично и органично, хотя и необычно. Впечатление усиливается гигантскими вековыми камнями высотой с 20-этажный дом, разбросанными неподалёку.

Слева от дороги священное озеро — Кулик показывает плывущее Лохнесское чудовище. Мы вспоминаем историю мирового шарлатанства, связанного с появлением крошки Несси. Проезжаем огромные поля созревающей капусты.

К 10 утра приближаемся к знаменитому индуистскому храмовому комплексу. Впереди издалека видна гигантская статуя великого идуистского бога Шива с трезубцем в левой руке. Останавливаемся у статуи и проходим на территорию комплекса. На берегу священного озера, где обитают огромные стаи маленьких рыбёшек, поддающихся безостановочному кормлению посетителей, располагаются невысокие (разумных размеров) статуи демонстрирующих достоинтсво и мощь богов Шива, Ганга, Ганеша. ,Здесь же и танцующий Бог обезьян.

В храмовом комплексе индусы под управлением настоятеля проводят обряды семейного благополучия. Для этого они заходят семьями по 8-12 человек в специальную открытую с двух сторон комнату, приносят кокосовые орехи, молоко, фрукты и сладости. Не забывают и деньги в качестве пожертований на реновацию и развитие храмового комплекса. Ритуал происходит традиционно над дуалом Шива (лингам) и Парвати (ложе-корытце). Хором поют молитвы, священник разбивает специальным ножом кокос, льёт его молоко на лингам. Жидкость, смешиваясь со сладостями и соком фруктов сливается по символу Парвати в миску, которую по заполнению опорожняют в большой поддон.

Мы с Евгением Ташкиным, проникаясь чуждой нам, но уважаемой нами религией, ставим тики на лоб, как символ любви и миролюбия. Спешим в автобус, где уже ожидают нас остальные члены команды.

Следующий пункт ознакомления с островом Маврикий парк «Александровские водопады». По нашим меркам объездивших весь Алтай путешественников это не водопады, а ручейки, прыгающие по камням, но всё корректно обрамлено непривычного вида деревьями и смотрится достойно. На карте эта территория называется «Национальный парк утёсов чёрной реки», как говорится, что имеем, то и показываем, по крайней мере бесплатно.

Следующее место более масштабно. Синеющая даль, дикие джунгли, неглубокие обрывы — здесь можно приобрести необработанный жемчуг. Когда нам сотрудники Российского посольства рекомендовали посетить это место, оба Дмитрия Александровича подсказали магическую фразу, которая снижала запрашиваемую цену на 30%. Мы говорим «рашшен Эмбасси» и получаем жемчужные ожерелья по 900 вместо 1200 рупий за штуку.

Следующая остановка в парке, где с невысокого холма мы увидели настоящий «затерянный мир». Плато, заросшее по гармоничным принципам ландшафтного дизайна, низвергалось в пропасть высоченным водопадом. Вместе с водопадом в пропасть улетали незримые птеродактили, кроны деревьев колохались от движений диких зверей.

По другую сторону пропасти почётное место застолбила знаменитая на Маврикии семицветная земля, переливающаяся многоцветной палитрой коричнево-иссиня-огненных цветов. Полюбовавшись необычной землёй,спешим на юг в местечко Ля ванил, где нас ждут крокодили и черепахи.

В гармоничном компактном зелёноживом парке мы соединяем потребности нашей безвозрастной древней души с сохранёнными природными традициями истоков мироздания. На два часа погружаемся в мир умиротворённых 3-хметровых крокодилов и огромных терпеливых черепах, крошечных быстрождущих игуан и стремительных гекконов, полудиких обезьян и навсегда заснувших несметных полчищ насекомих, состредоточенных в инсектариуме. Мы радуемся лёгкому юмору хозяев крокодильника — на указателях туалетов изображены крокодилы с буквой G — gents и крокодилицы — ladies. Крокодильего мяса поесть не удаётся так как уже поздно, и надо ехать домой.

Ночлежка затемно распахивает перед нами ворота, где радостный привратник кивает непослушной головой на все наши вопросы.

В воскресенье решаем разделиться. Пашу уходит один в горы, Юра и Женя тренируют тело, оседлав велосипеды, Кулик что-то пишет, не выходя из комнаты и не вставая с кровати, мне доверено обрабатывать фотографии.

В три часа дня собираемся вместе и реализуем договорённость, достигнутую двумя Джеками во время утренней пробежки — встреченный фишмангер (торговец рыбой) Соурадж обещал показать только что пойманных тунцов — мы приходим к двухэтажному дому, где живёт большая семья, а точнее две семьи.

В ожидании хозяина, который должен подъехать на пикапе, знакомимся с обитателями: 39-летний Соурадж проживает с тёщей, женой, дочерью Шоуми и 12-летним сыном, который от рождения не встаёт с коляски, на воторм этаже дивёт брат Соураджа с женой. У них 24-летняя дочь красавица Саманта, уже разведённая по причине несовпадения религий — она хинду, её избранник мусульманин, противодействие родителей избранника, приведший к распаду брака. Прелестная 4-летняя дочь Саматы по имени Нура.

Пикап подан, Соурадж везёт нас вокруг порта в лагуну, где стоят рыбацкие лодки. Мы во-время — одна за одной прибывают рыбацкие лодки, на которых с рыбных мест, расположенных в 12-ти километрах от побережья, рыбаки привозят здоровенных тунцов, плоских остроносых лесуяков и удлинённых барракуд. Тунцы весят каждый не менее 20-25 килограмм. Креолы ловят их на маленьких живых рыбок, закреплённых на миллиметровой леске. Соурадж покупает тунцов по 2000 рупий (2000 рублей) за штуку, чтобы потом, отрезав головы, продавать по частям и получить навар по 300 рупий с рыбины. Саманта, которая работает в книжном магазине, и сам Соурадж говорят, что они живут бедно. Тем не менее у них есть полугрузовой пикап, двухэтажный дом и светящиеся счастьем глаза.

Пока рыбаки грузят рыбу Женя Ташкин и Кулик уделяют время созерцанию и видеосъёмке бесчисленных крабов мелких и сверхмелких размеров, появляющихся из микронорок на отливном песке и шныряющих в поисках планктона.

Мы прощаемся с добытчиком Соураджем и милой Самантой и перемещаемся в ночлежку, где с надеждой ждём понедельника, который манит нас получением груза и продолжением мечты.

В понедельник (5 декабря) с поседьмого до восьми традиционная пробежка. Порт Луи уже прочёсан вдоль и поперёк. Мы с Женей обсуждаем некоторые аспекты жизни и спешим в отель.

9-00. Паша уходит в горы. Кулик, Женя,Юра и я устремляемся в офис Джона. Осаждаем Джона, звоним Перси, работаем в интернете, негодуем по поводу отсутсвия резкльтата и радуемся обнадёживающим репликам Джона. Время течёт, вот уже около двух часов дня, а воз и ныне там. Получаем информацию от Перси и Джона, что письмо от банка вот-вот будет, но шансы получить груз сегодня устремляются к нулю.

Пол-третьего Джон сообщает, что Перси позвонит когда будет результат. На этой грустной, но не финальной ноте заканчиваю текущее жизнеописание до следующей порции информации и обновлённых мыслей.

Евгений Ковалевский
5 декабря 2010

Добавить комментарий