Пока тримаран на таможне

Вид на набережную

Евгений Ковалевский в цветах

Место сборки тримарана — плавающая платформа

Анатолий Кулик в форте Аделаида

Сеанс связи в Маврикийском музее ракушек

Дневник Евгения Ковалевского

«Четвёртый день на Маврикии. Сегодня понедельник. Отражаю некоторые фрагменты нашей жизни в реальном времени, то есть прямо сейчас, сидя с Юрой Маслобоевым в офисе у Джона.

Оформление документов на получение нашего груза, в котором находятся все составляющие тримарана, обрудование и личные вещи, продолжается. Некоторое замедление процесса растамаживания, в котором участвуют две фирмы плюс таможня, не считая нас, было в выходные.

Мы держим связь с нашим брокером Джоном. Он сообщает, что таможня требует дополнительной информации, в частности: подробное описание всего груза, то есть перечень деталей тримарана и оборудования, входящего в карго. Предоставляем перечень. Таможня потребовала письмо от компании TaylorSmith, на территории которой будет сборка — Джон занимается письмом. Нужно гарнтийное письмо о том, что всё, что мы привезли, покинет Маврикий. Обсуждаем с Джоном, кто даст письмо и каков размер гарантийного депозита.

В понедельник с утра, пока мы с Юрой сидим в офисе Джона, Джон непрерывно звонит кому-то по нашим делам и беседует то на креольском, то на французском, то на английском языках.

За прошедшие дни более-менее познакомились с Порт-Луи. Поражает гармоничное сосуществование разных культур и религий. На всех углах индийцы продают разнообразные кнедлики, преимущественно с картошкой или какими-то сладостями внутри. Почти нет кнедликов с мясом. Всё изрядно заправлено специями.

Китайцы сосредоточились в Чайна тауне и торгуют «железом». По всему городу есть китайские рестораны. Повсеместно мусульманские молельни, индуистские храмы, католические церкви. Люди разных оттенков кожи, преимущественно темнокожие, очень дружелюбны. Стоит кивнуть и улыбнуться, как тут же большая порция улыбок в ответ.

Иногда идёшь и видишь группу рослых чёрных парней, наблюдающих за тобой, думаешь: «Сейчас начнут докапываться», улыбаешься им, и тут же все парни расплываются в добродушной улыбке — напряжённость рассеивается.

Живём мы из соображений экономии (непредвиденные расходы зашкаливают) в ночлежке (по другому назвать язык не поворачивается) по 11 баксов с носа за ночь. Облезлое трёхэтажное здание, вход — зарешеченные ворота, которые всегда закрыты. Внутри у ворот круглосуточно сидит постоянно нетрезвый креолоподобный парнишка лет 20 — хранитель ключа от этих ворот. Иногда он уходит прикупить еды или алкоголя, и мы не можем попасть в нумера, так как уходя, парень заботливо запирает ворота на ключ. На третий день, отреагировав на наши просьбы, хозяин ночлежки китаец Клиффорд дал нам ключ от ворот. Это слегка облегчило нашу динамику.

Наши комнаты на третьем этаже, под крышей. Одна комната 7 кв метров с окнами на балкон, светлая и жизнерадостная с душем, туалет в коридоре. Там ночуют Юра, Паша и Женя Ташкин. Мы с Куликом коротаем ночные часы в каземате без окон 5 квадратных метров, по кроватям непрерывно ползают рыжие муравьи средних размеров, но нас не кусают, это радует. Радует и то, что в маленьком душе с проекцией на пол 70 на 70 см есть ещё и унитаз, почти попадающий под душ. Никто не убирает мусор, не моет полы и не меняет простыни, зато есть полотенца, купленные в прошлом веке.

Бегаем с Женей Ташкиным по утрам, формируем истощённые тела и знакомимся с городом, так как каждый день бегаем в новые районы. На улицах чисто, улицы узкие, транспорт еле разъезжается. С раннего утра (около семи) торгуют с лотков водой, кнедликами и бананами. Мы с Ташкиным снимаем кино во время пробежек.

В объектив, помимо нас самих, попадают цветы, памятники, красивые домики (а на улицах, в основном одно-двухэтажные коттеджики), колоритные аборигены. Вчера увидели красивую стелу, подобрались к ней — стали снимать. Вдруг заверещала сигнализация — наверное сработали фотодатчики — мы подобрались по крутому холму, минуя забор. Не дожидаясь полиции, ретировались.

Рядом с ночлежкой находится открытый спорткомплекс — он же ипподром. Там можно бегать, играть в футбол, волейбол, скакать на лошадях. В центре Порт Луи высокие многоэтажные красивые здания. Порт небольшой. Две крупных компании TaylorSmith и Water Front держат береговые и прибрежные водные территории под размещение и ремонт судов. Для докеров есть специальные кафе и другие места. Видимо это особая категория маврикийцев.

Наш капитан Кулик нервничает больше всех по поводу медленной процедуры растаможивания груза. Судя по всему, сегодня в понедельник мы груз не получим. Дискутируем с Джоном по поводу гарантии на вывоз всего, что ввезли. Он говорит, что мы должны внести депозит — несколько тысяч долларов. Когда мы покинем Маврикий, через десять дней нам перешлют депозит на счёт, который мы укажем в гарантийном соглашении. Нас это не слишком пугает, но вызывает недоумение — почему нельзя вернуть депозит сразу после получения клиренса.

Немного информация о Маврикии, которую мы впитали за четыре дня. Чаще всего слышны французский и креольский языки, редко английский. Дневная температура +27-30*С. Температура воды +22*С. Жару переносим тяжело, но легче, чем на Сейшеллах. Природа райская. Более 80 видов пальм, около 60 видов манго, баобабы, райское дерево, на котором созревают огромные плоды (человек, которому на голову падает плод, попадает в рай). Кокосы и бананы повсеместно, ананасы — сорняк. Религия — около 60% — индуисты, порядка 30% христиане (католики 26%, протестанты 2,3%), мусульмане около 20%. Основная часть населения сегодня 51% индусы, 26% креолы и французы, 21% мусульмане, 2% китайцев.

Остров Маврикий был впервые открыт арабами в 975 г и назван Динаробин — «Серебряный остров». В 1510 г. на Маврикий высадились португальцы. Первую попытку колонизации острова предприняли голландцы в 1598 г., они же и назвали его Мауритиус в честь своего принца Мауриса ван Нассау. Голландцы завезли на Маврикий сахар, малагассийских рабов и оленей с о. Ява, истребили леса черного дерева и знаменитую птицу додо, которая является символом Маврикия. В 1715 г. остров был оккупирован французами, а в 1810 г. — перешел к англичанам. В 1968 г. Маврикий получил независимость и вошел в Британское Содружество. В 1992 г. Маврикий провозглашен республикой, но остается в Содружестве.

Время на один час опережает московское, с Новосибирском, Томском и Кемерово 2 часа разницы. Деньги — маврикийская рупия, расчет рупиями и долларами. Один доллар США равен примерно 29 рупиям. Принимаются кредитные карточки.

По Маврикию легко перемещаться — остров небольшой. Пользоваться можно такси и автобусом. В любой конец острова от одного до нескольких часов. Можно брать машину напрокат за 50 евро в день, ездить непросто — левостороннее движение, узкие дороги.

Мы взяли местные сим-карты для мобильных телефонов. Чтобы позвонить нам на Маврикий, наберите 8-10, затем код Маврикия 230 и номер абонента. Работают также наши сим-карты МТС и BeeLine.

Тростниковый сахар — основная статья доходов острова. Местное чудо – многоцветная земля Шамарель. Упакованные в стеклянный сосуд, удивительным образом не смешивающиеся слои розовой, желтой, оранжевой, коричневой и голубой почвы. Антуриум — ярко-красные цветы — символ Маврикия.

Кухня Маврикия — китайская, индийская, европейская, креольская — отражает этническое разнообразие. Баранина, птица, рыба, моллюски, овощи. К блюду на гарнир рис. На рынках свежие фрукты. Манго по 10 рупий за штуку, яблоки по 5 рупий за штукую. В меню в ресторанах индийское и креольское карри, французский перченый стейк, английский ростбиф, китайские деликатесы, блюда из морепродуктов и фрукты. Команде нравится маврикийское пиво.

Пока я пишу дневник, Джон и его начальник работают по растаможиванию нашего груза. Завтра во вторник мы с капитаном поедем в аэропорт, где будем раскрывать все упаковки (их 38 штук) и показывать таможенному офицеру — где что лежит и сверять со списком, который у нас есть на английском языке. На Маврикии всё строже и бюрократичнее, чем на Сейшеллах. Юра и Женя погрузятся в интернет и будут отправлять фото и видео. Паша занимается фотосъёмкой действительности.

Пока всё — до следующего дневника.

Евгений Ковалевский

29 ноября 2010″ 

2 thoughts on “Пока тримаран на таможне

  1. Фотография «Евгений Ковалевский в цветах» произвела особое впечатление.
    На лице светится ясная, спокойная улыбка, источающая душевное благоухание…

  2. Мне нравится читать дневники Евгения Ковалевского.
    Хорошее владение пером, искусство передачи материала, точные фразы, — всё это помогает вжиться в местный колорит и ощутить необычное чувство сопричастности к происходящему…

    Спасибо.

Добавить комментарий